Обитель добра: служение современных сестер милосердия

Статья опубликована в журнале "Лампада" №4-5 2019.

Паллиативные отделения и хосписы становятся последним приютом для тяжело больных умирающих людей. И в этот момент жизни они получают не только квалифицированную медицинскую помощь, но и необходимую духовную поддержку, любовь и заботу. О том, как совершают своё служение современные сестры милосердия, рассказали сотрудники и добровольцы из первого паллиативного отделения Больницы Святителя Алексия, митрополита Московского.

 

Ирина Слоквенко, сестра милосердия

- Это очень важное отделение, потому что за сутки порой проживаешь целую жизнь. Здесь бывают такие чудеса, которые в обыкновенной жизни, может быть, не увидишь. Каждый человек попадает сюда не случайно. На протяжении этих лет я вижу это, замечаю, что Господь приводит сюда человека и даёт ему до последнего шанс осмыслить свою жизнь. К нам попадают люди не всегда верующие, воцерковлённые. Иногда попадают люди других конфессий. Наблюдаешь за преображением этого человека - этой души, которая попадает сюда - и Господь по милости даёт человеку возможность исповедаться, причаститься и отойти ко Господу как младенец.

Первый день, когда я пришла сюда работать, я только начала учиться в Свято-Дмитриевском училище. Это была пятая самая тяжёлая палата, где были очень стабильно тяжелые люди. Когда я увидела одну из пациенток - Назарову, нашу любимицу - я подумала: а для чего Господь держит её, она же уже не в разуме, осмысленно жить не может. Я не смогла сдержать этот вопрос и спросила сестру: «А для чего?» Она говорит: «Скорее всего, для нас». Может быть, это жестоко сказано, но иногда пациенты в таком состоянии находятся и для нас, чтобы мы проявили свою любовь, заботу к ним. Та радость, когда ты отдаёшь любовь другому человеку, несоизмерима ни с чем. Я думаю, этим отличается сестра милосердия от простой медсестры - потому что она может, наверное, как человек верующий принимать каждого человека как Христа.

Наибольшую радость мне приносит, когда я прихожу на смену, захожу в палату, вижу своих любимых пациентов, радостно улыбаюсь и говорю им: «Доброе утро!» И мои родные пациенты, которым очень тяжело, улыбаются. Это и есть первые минуты радости на смене.

Ни в одной больнице нет такого ухода за пациентами. Об этом говорят сёстры и пациенты, которые приходят из других больниц. Когда человек находится в таком тяжёлом состоянии, нужен уход, любовь, заботливые сестринские руки. Сестры милосердия, работающие в этом отделении, должны быть люди верующие и смерть принимать правильно. Видя мучения наших больных, горевать о том, что человек перестал мучиться - это не логично. Да, привязанность существует, но вы не представляете, с какой теплотой мы вспоминаем наших больных по именам. За кем мы смотрели, кто более нам запомнился. Мы говорим о них как о живых. Мы молимся о них. У нас существует группа в вотсапе: если преставляется человек, сразу сообщаем имя и молимся о нем. Мы все посещаем службы. Мы с батюшкой поминаем этого человека. В этом тоже проявляется любовь к человеку; а то, что человек ушел – он ведь перестал мучиться, пошёл ко Господу. Это же радость. Его тяжкий путь закончен. Конечно, есть доля сожаления. Когда у меня ушла первая матушка, за которой я смотрела, я очень плакала. Сёстры меня направили в правильное русло, что так нельзя. Это действительно. Стараемся друг друга поддерживать. Я не представляю себя без паллиатива.

 

Николай Толкачёв, младший медбрат

Наверное, точкой отсчёта было то, что мне надоело сидеть в офисе. До этого 15 лет работал делопроизводителем. Сначала видеомонтажом занимался, затем бумажки перекладывал. Мне это надоело. Я как раз начал ходить в храм, воцерковляться. Стал добровольцем в патронажной службе Больницы святителя Алексия, помогал по уходу, хозяйственные работы выполнял. Потом старшая сестра неожиданно предложила поработать. Я согласился. Пришёл в офис и сказал, что увольняюсь.

Для меня, как ни странно, в нашей работе важно не торопиться. Я понимаю, что не нужно торопиться, не уходить быстро от человека, уметь выслушать его, что-то сказать радостное и доброе. Поначалу, когда пациенты умирали достаточно часто, тогда возникало ощущение чего-то безвозвратного, удручающего. Потом это как-то развеялось; я стал понимать, что стою при дверях перехода человека в вечность и совсем по-другому стал относиться к этому. Нет, привыкания к этому нет, просто есть осознание того, что человек, переходя в вечность, из одной жизни переходит в другую.

 

 

Екатерина Довгаль, доброволец, медицинская сестра

Здесь особенная обстановка: иконы, наша одежда, платы, батюшки приходят. Эта обстановка навевает мысли о вечной жизни. У нас бывает, что человек в первый раз исповедался, причастился и мирно отходит. Бывает, пары пожилые венчаются и тоже уходят. Вот такие чудеса происходят.

На днях пришла доброволец Ксюша, которая умеет играть на пианино (оно у нас есть). Вывезли из палат пациентов, кого могли вывезти. Да, это люди тяжелобольные, казалось бы, у них уныние, но они все дружно запели добрые хорошие старые песни. Одна бабушка, которая меня часто спрашивает, как её зовут, неожиданно запела. Такая искра жизни вдруг появилась у неё в глазах. До сих пор, когда в палату вхожу, они все светятся и вспоминают это событие.

 

 

Евгения Дубова, координатор добровольческого движения Больницы Святителя Алексия

Помощь всегда нужна, рук всегда не хватает. У медсестры, бывает, уходит минут 40 на кормление одного пациента; а если у нее таких пациентов от четырёх до восьми, соответственно, это очень проблематично сделать, чтобы уделить каждому столько времени, сколько надо. Поскольку у нас подход нестандартный, не как в других больницах, здесь больше личного контакта. Здесь не получится сделал что-то – отмахнулся и пошёл. Очень важно, что добровольцы и сёстры общаются лично. Конечно, каждому пациенту нужно уделить внимания больше, чем уделяется в других больницах.

Если добровольцы хотят научиться уходу, то у нас есть специальные курсы при больнице. В этом году они начались с середины октября, а следующие уже в весной 2020 года.

Короткие курсы длятся три месяца – 72 часа, ппобольше - 156 часов, самые длинные - 172 часа. Слушатели могут перейти из одних курсов в другие. Бывает, приходят добровольцы без опыта и уже здесь у них возникает желание пойти на эти курсы.

Помощь добровольцев нам нужна круглосуточно. В каждой палате есть сестра, но так как времени на уход уходит очень много, то помощь добровольцев очень весома. Конечно, не каждый сможет помогать в паллиативе, но тот, кто остается, остается с нами на годы.

У нас в отделении периодически устраиваются тележки радости: благотворители приносят пирожки, мороженое, еще какие-то вкусности - они со мной связываются и мы согласовываем время. Пациенты радуются. Слава Богу, есть люди, которые хотят помогать во славу Божию. Или кто-то хочет близких помянуть и заказывает пирожки. Самое главное, что это большая радость для пациентов.

Будем рады если кто-то захочет нам помочь. Можно связаться со мной, я расскажу, как это сделать. janet257@yandex.ru

 

 

Беседовала и фотографировала Лариса Беляева, член Союза журналистов России, International Federation of Journalists

  • miloserdie.ru
  • patriarchia.ru
  • bus.gov.ru
  • rosminzdrav.ru
У Вас отключен JavaScript. Пожалуйста, включите его для полноты функциональности.